Главная » Статьи » Истории Пророков

КРАТКОЕ СКАЗАНИЕ О ТОМ, КАК ХУСЕЙН (радыйаллаху анх) ОТПРАВИЛСЯ ИЗ МЕККИ В КУФУ

После того, как Муслим с письмом уехал в Куфу, почтенный саййид Хусейн (радыйаллаху анх) отправился к сестре. Он сообщил, что послал в Куфу письмо, и рассказал ей обо всем, что произошло. Он велел собираться в путь и приготовить для этого все необходимое.

Намерение Хусейна(радыйаллаху анх) привело в замешательство Сакину, она сказала, что лучше подождать до конца месяца мухаррам. Сакина долго и ласково уговаривала брата остаться хотя бы для пред стояния на Арафе, проведения Курбан-байрама и дня Ашура. Сказано, что они говорили об этом 12-го числа месяца зу-ль-каида. Посланник Аллаха (саллаллаху аляйхи ва саллям) предсказал, что кровь Хусейна (радыйаллаху анх) прольется в месяце мухаррам. И теперь Сакина рассказала Хусейну (радыйаллаху анх)о том, что узнала от дедушки. Она слышала из уст Хабиба (саллаллаху аляйхи ва саллям): «Кровь Хусейна прольется в месяце мухаррам». Ангел Джабра’ил (мир ему) приходил к нашему Пророку (саллаллаху аляйхи ва саллям) с горстью белой земли. Он передал землю Пророку (саллаллаху аляйхи ва саллям) со словами: «О Мухаммад, из этой земли был сотворен Хусейн». А затем добавил: «Кровь его тоже прольется на эту же землю». Более того, Джабра’йл (мир ему) сказал, что, когда приблизится время гибели Хусейна (радыйаллаху анх) эта белая земля покраснеет, из нее будет сочиться кровь. Земля, переданная Джабра’йлом (мир ему) Посланнику (саллаллаху аляйхи ва саллям), хранилась у Сакины. Она принесла ее, взглянула и обнаружила, что белая земля стала красной и сочилась кровью. Опечаленная Сакина вновь пришла в замешательство и, посмотрев на Хусейна, заплакала. Увидев землю, источающую кровь, и беспокоясь о брате, она попросила его подождать до конца мухаррама. Хусейн (радыйаллаху анх) не согласился отложить поездку. Предпочитая подчиниться предопределению, он сказал сестре: «Если таково решение Всевышнего, я согласен с этим». Боясь Аллаха, он переживал за умму, ответственность за которую легла на его плечи. «Я не могу нарушить обещание, оставив народ Ирака в притеснении», — заявил он.
Люди услышали о том, что свет очей Фатимы готовится к поездке в Куфу. Умар ибн Харе пришел к Хусейну (радыйаллаху анх) и попросил разрешения дать ему наставление. С позволения Хусейна (радыйаллаху анх) сын Харса, выражая свое мнение, почтительно сказал: «Пока в Ираке правят наместники Йазида, тебе не стоит отправляться туда. Поскольку казна в их руках и люди стали рабами дирхемов, ты не будешь в безопасности в Куфе, тебе лучше оставаться в Мекке».

Пришел и Ибн Аббас (радыйаллаху анх) вместе с многочисленной группой умных, образованных людей, умудренных жизненным опытом. «Правда ли то, что говорят, будто ты собираешься в Ирак?» — спросил он. «Иншааллах, на днях я собираюсь в путь», — ответил Хусейн (радыйаллаху анх). «Мы просим Аллаха уберечь тебя от этого», — сказали они, не одобряя его решение. «Если жители Куфы зовут тебя, свергнув своего правителя и изгнав враждующих с ними, то тебе можно ехать, — сказал Ибн Аббас(радыйаллаху анх) — Но если они приглашают тебя, в то время как правитель остался на своем месте, то это смута, ты не будешь в безопасности. Тебе придется сражаться, а куфийцы не станут тебя поддерживать».
Весть о том, что Хусейн(радыйаллаху анх) собирается в Ирак, дошла и до Медины. Мединцы написали Хусейну(радыйаллаху анх) письмо с просьбой не ехать в Ирак. Абдуллах ибн Джа’фар, Сайд ибн Ас отправили с письмом Авана и Мухаммада.

Абдуллах ибн Зубайр (радыйаллаху анх) тоже отговаривал Хусейна (радыйаллаху анх) от поездки в Куфу. «Если тебе нужен халифат, мы присягнем тебе здесь же», — сказал он. Однако сказано, что Ибн Зубайр (радыйаллаху анх), если даже и сказал это, все же хотел, чтобы Хусейн (радыйаллаху анх) покинул Мекку. Он делал вид, что не хочет этого, на самом же деле все было наоборот.

Несмотря на настойчивые уговоры старейшин племени не покидать Мекку и не ехать в Ирак, Хусейн(радыйаллаху анх) не изменил своего решения, сказав, что нет другого выхода, и пожал им руки, выразив свою благодарность. И снова Ибн Аббас (радыйаллаху анх)сам подошел к Хусейну (радыйаллаху анх) и повторил просьбу: «О сын моего дяди, я боюсь за тебя, не отправляйся в Ирак, оставайся здесь. Если куфийцы не готовят тебе западню, почему же они не свергнут прежних наместников? Почему ты не напишешь им в письме, что не приедешь, пока все правители не будут изгнаны? Или почему ты не отправишься в Йемен, ведь там много сторонников твоего отца?» Но никакие уговоры и советы Ибн Аббаса (радыйаллаху анх) не подействовали, отговорить Хусейна (радыйаллаху анх) он не смог. «Если ты все же решил ехать туда, то не забирай хотя бы детей и жен», — попросил его Ибн Аббас(радыйаллаху анх). Хусейн (радыйаллаху анх) отказался и от этого. «Я не оставлю их», — сказал он Ибн Аббасу (радыйаллаху анх).

Разве мог Хусейн (радыйаллаху анх) прислушаться к советам, если он заранее понимал, что произойдет. Разве мог он остаться дома, в то время как доводом тому была земля, переданная Расулу (саллаллаху аляйхи ва саллям) ангелом Джабра’йлом (мир ему). Ведь когда наступает срок предопределения, деяния не изменят его. Разве Хусейн(радыйаллаху анх) изменит решение Всевышнего?! Когда свершается предопределенное, теряют ум даже его обладатели, разве могут средства повлиять на это?

В 60 году по мусульманскому летосчислению внук Расулуллаха (саллаллаху аляйхи ва саллям) вышел в путь. Это был вторник месяца зу-ль-хиджа, говорят, что это был канун дня Арафа. Из Мекки с ним вышли восемьдесят два человека из ахль аль-байт. В дороге Хусейн(радыйаллаху анх) встретил путника, идущего со стороны Ирака. Хусейн (радыйаллаху анх)заговорил с ним и спросил о новостях из Ирака. «Сабли людей с Вану Умаййат, а сердца — с тобой», — ответил путник.
Хусейн (радыйаллаху анх)двинулся дальше и остановился в местечке, где была вода. Там он встретил ‘Абдуллаха ибн Мути’, они поприветствовали друг друга и разговорились. «О внук Посланника Аллаха (саллаллаху аляйхи ва саллям), куда ты путь держишь?» — спросил Ибн Мути’ Хусейна(радыйаллаху анх). Хусейн(радыйаллаху анх) ответил ему, что отправляется в Куфу, и рассказал о том, что случилось. Ибн Мути’ посоветовал Хусейну(радыйаллаху анх) не ехать в Ирак. «Если ты потребуешь вернуть халифат, который находится в руках Вану Умаййат, они убьют тебя. Я прошу тебя ради Аллаха, не иди на верную смерть», — умолял Ибн Мути’ Хусейна(радыйаллаху анх) и просил вернуться ради уважения к Исламу, курайшитам и к арабам вообще.

Но кто бы и что ни говорил, разве Хусейн (радыйаллаху анх) вернется обратно, когда предстоящая смерть близка?! У кого хватит сил и способностей помешать ему, ведомому судьбой, идти в Кербелу?! Хусейн (радыйаллаху анх)не прислушался к назиданиям ‘Абдуллаха и продолжил начатый путь.

В местечке Таглабиййат, где он остановился, ему сообщили о гибели Муслима. Почтенный Хусейн(радыйаллаху анх) горестно заплакал, напевая в утешение себе скорбные арабские стихи. Он понял, что люди из Куфы нарушили обещание, данное ему, продавшись Вану Умаййат. С горечью в сердце Хусейн (радыйаллаху анх) обливаясь слезами, прочитал молитву за Муслима. «Решения Всевышнего осуществились по отношению к тебе, и мы последуем за тобой», — причитал он.

Некоторые сподвижники Хусейна (радыйаллаху анх) стали советовать ему отменить поездку в Ирак и вернуться обратно, но сыновья Укайла отвергли их предложение, поклявшись

именем Всевышнего: «Мы не вернемся обратно!» Они твердо заявили: «Мы непременно отомстим за Муслима или умрем там, где он погиб». «Без вас этот мир и мне не нужен», — сказал Хусейн (радыйаллаху анх) и двинулся дальше.

Они остановились в другом месте, и там Хусейн (радыйаллаху анх) узнал еще одну скорбную новость о том, что убит ‘Абдуллах ибн Йактар, который был его молочным братом. Будучи в Мекке, Хусейн (радыйаллаху анх)посылал его узнать о Муслиме. Ему сообщили, что люди Убайдуллаха убили его в пути недалеко от Куфы. Для почтенного Хусейна (радыйаллаху анх) вероломство куфийцев по отношению к нему стало очевидным.

По пути к нему примкнуло много добровольцев, желающих помочь. Хусейн (радыйаллаху анх) обратился к войску: «О люди, если кто из вас пожелает вернуться обратно, поступайте как хотите. Вам не будет с моей стороны упрека. Не оставайтесь, боясь моих упреков». Он разрешил им уйти. Отправляясь вместе с Хусейном (радыйаллаху анх), они полагали, что это будет спокойная поездка в мирную страну. Но узнав, что в Куфе придется воевать, все разбежались в разные стороны. Осталось лишь восемьдесят два человека из ахль аль-байт, и Хусейн (радыйаллаху анх)двинулся вперед вместе с ними.
В пути им встретился некий человек. Это был один из почитаемых среди арабов людей. Он тоже посоветовал Хусейну (радыйаллаху анх)не идти в Ирак, где их ждут наточенные сабли и острые языки. «Все это мне известно, но мне никак нельзя не идти в Куфу, — сказал Хусейн(радыйаллаху анх) — И хотя я знаю обо всем, я доволен решением Всевышнего и, следуя ему, отправляюсь туда».

Хусейн (радыйаллаху анх)продолжил свой путь. До Куфы оставалось два дня пути. Тут они встретили Хурру ибн Йазида Райахи с тысячным отрядом всадников. Он рассказал, что ‘Убайдуллах отправил его устроить Хусейну (радыйаллаху анх)засаду. Хурру и Хусейн(радыйаллаху анх) поговорили друг с другом, каждый из них поведал о своей цели. Хусейн (радыйаллаху анх)рассказал, что едет по многочисленным просьбам жителей Куфы. «Если куфийцы нарушили присягу, я отсюда же вернусь обратно», — сказал он. Хурру поклялся именем Всевышнего, что не знает о том, что куфийцы пригласили его. «Я не желаю тебе зла, но мне велено не упускать тебя. Ты иди в другую сторону подальше от меня, а я напишу, что не встретил тебя. Больше я ничего не могу сделать», — мягко проговорил Хурру. Хусейн(радыйаллаху анх) принял во внимание слова Хурру Райахи и повернул обратно. Он решил вернуться в Хиджаз.

Они двинулись в путь ночью и шли до утра. К рассвету он вновь встретил Хурру с войском. «Что за коварство?» — спросил Хусейн (радыйаллаху анх)«Ибн Зийад узнал, что я открыл тебе дорогу, и прислал письмо с обвинениями, — сказал Хурру. — Он приказал задержать тебя, пока не подоспеют войска, и у меня нет выбора».

Тогда Хусейн (радыйаллаху анх)сошел с коня, поинтересовался, как называется эта местность. Люди сказали, что это Кербела. Он взял горсть земли, затем вытащил землю из своего кармана, сравнил их запах и убедился в том, что это одна и та же земля. Хусейн (радыйаллаху анх)сказал, что они пришли туда, где прольется его кровь, борода будет окровавлена, дети и жены попадут в плен, а ахль аль-байт и родня будут перебиты врагами. Он велел разгрузить караван и разбить здесь лагерь. Общими усилиями поставили палатку Хусейна (радыйаллаху анх), а вокруг нее поставили палатки и остальные.

Наставления Хусейна (радыйаллаху анх), готовящегося к смерти, разожгли огонь в сердцах взволнованных сестер. Когда брат сообщил, что в Кербеле прольется его кровь, они стали плакать. «Не плачьте, — успокоил их Хусейн (радыйаллаху анх), -дни пребывания в этом мире скоротечны. Если даже я погибну, а вы останетесь, не рыдайте, царапая лица,

ведь Творец жив». Зайнаб, которая тяжело переживала из-за навалившихся тягот и горестей, встала и заплакала горючими слезами, вспоминая предков, которые умерли, оставив ее, и называя их по именам. Причитая: «Теперь и Хусейн собирается покинуть нас», женщины делились друг с другом своим горем. «О Аллах, нам не с кем будет разделить горе, Ты наша опора!» — взывали они к Всевышнему.
Хурру приблизился с тысячным отрядом всадников и расположился напротив лагеря Хусейна. Он отправил ‘Убайдуллаху письмо, в котором сообщил о прибытии Хусейна в Кербелу. Узнав об этом, Убайдуллах отправил к Хусейну быстрого гонца с письмом, в котором подчеркивалась необходимость полного подчинения правителю. Такой приказ поступил из Шама от Йазида, когда он узнал о том, что Хусейн (радыйаллаху анх) идет в Куфу. Скорый в исполнении приказов Убайдуллах, не мешкая, написал письмо, которое дошло до Хусейна (радыйаллаху анх). Он прочитал его, вникнув в смысл. Гонец сказал: «Дай мне ответ». Саййид (радыйаллаху анх) швырнул ему письмо и сказал: «У меня нет ответа на него».

Гонец вернулся к Ибн Зийаду. Было ясно, что Хусейн(радыйаллаху анх)не присягнет Йазиду. Он пришел в ярость, словно раненный медведь. Затем созвал куфийцев и сказал: «Того, кто возглавит сражение против Хусейна, назначу правителем любого города». Но не нашлось ни одного человека, кто согласился бы возглавить сражающихся против ахль аль-байт.

Тогда Ибн Зийад Убайдуллах обратился к Умару ибн Са’ду. Хотя уже и был подписан приказ об отправлении его наместником в другую область, сердце правителя склонилось к нему. Он открыто сказал Умару о своем желании отправить его против Хусейна (радыйаллаху анх) и пообещал исполнить приказ о его назначении после того, как решится этот вопрос и все утихомирится. Умар не пожелал сражаться с Хусейном (радыйаллаху анх) и попросил оставить его. Они выслушали друг друга, и Убайдуллах взял верх над ним. «Я подумаю», — сказал Умар.

Он обсудил этот вопрос и посоветовался с самыми надежными из своих братьев. Все в один голос воскликнули: «Побойся Аллаха!» — советуя не идти против ахль аль-байт. Брат Мугирата Хамзат, сын сестры Умара, тоже дал Умару ибн Са’ду добрый совет, сказав: «Бойся встретиться со Всевышним в Судный день с кровью саййида Хусейна на себе».

На следующий день Умар с раздвоенным сердцем отправился к Ибн Зийаду. Тот спросил Умара о его решении. В ответ Умар стал вилять, отговариваясь на словах. Услышав его скользкие отговорки, проклятый Убайдуллах твердо произнес: «Я точно отрублю тебе голову, если ты откажешься идти в Кербелу». Твердость Ибн Зийада размягчила Умара. «Иншааллах, завтра я туда отправлюсь», — сказал он.

Умару дали четыре тысячи всадников, и с этим огромным войском он выступил. Перед выходом Убайдуллах предупредил его: «Смотри, не убивай Хусейна»(То есть если Хусейн(радыйаллаху анх)присягнет Йазиду.). Также в книге «Футухат» говорится, что он сказал: «Не закрывай им дорогу к водам Фурата (Евфрата)».

Умар ибн Са’д прибыл в Кербелу и встретил Хурру с его конницей. В общем, образовалось пятитысячное войско. Оно остановилось поблизости от лагеря Хусейна(радыйаллаху анх)

Умар вызвал Урвата ибн Кайса и приказал ему пойти к Хусейну (радыйаллаху анх) и расспросить его. Урват отказался, сказав: «Оставьте меня, я не могу показаться перед Хусейном»(«Урват был одним из тех, кто писал Хусейну (радыйаллаху анх) в Мекку.)
Затем «Умар подозвал Касира ибн ‘Абдуллаха и приказал ему отправиться к Хусейну (радыйаллаху анх) и спросить его, зачем он шел сюда из самой Мекки.

Хусейн (радыйаллаху анх),как только увидел его, сказал: «Отложи саблю, давай поговорим». «Я никогда не расстаюсь с ней», — дерзко ответил лишенный веры лицемер. «Я заставлю тебя отложить эту саблю», — пригрозил ему Абу Самамат. «Клянусь Аллахом, нет!» — вскочив, воскликнул проклятый. Так эти двое препирались друг с другом, словно медведи. Затем Абу Самамат сказал Касиру: «Скажи, зачем ты явился сюда, к Хусейну (радыйаллаху анх) ты даже близко не подойдешь». Касира это задело. Он обиделся, ушел обратно и сообщил, что ему не дали даже подойти к Хусейну(радыйаллаху анх).

Тогда вторым отправили Куррата ибн Кайса. Он пришел к Хусейну (радыйаллаху анх) и передал ему письмо. В ответ саййид объяснил: «Я прибыл сюда, потому что меня позвали». У него с собой были все письма, присланные из Куфы, в которых жители просили его приехать и обещали присягнуть ему. «Если они не хотят, чтобы я пришел, я вернусь той же дорогой, которой прибыл», — сказал он. Куррат вернулся с ответом саййида и передал его Умару ибн Са’ду. Тогда Умар ибн Са’д записал ответ Хусейна(радыйаллаху анх)и отправил это письмо в Куфу к Убайдуллаху. Получив его, Убайдуллах написал Умару ответ, подстрекая его к убийству саййида Хусейна(радыйаллаху анх). Получив письмо такого содержания, Умар ибн Са’д, будто выразив недовольство, сказал: «Инна лиллах…».

Отправив письмо Умару ибн Са’ду, амир Убайдуллах созвал жителей Куфы в мечети и выступил с хорошей проповедью, воздав вначале хвалу Всевышнему, а затем и похвалу Йазиду. Он рассказал, что Йазид выделил куфийцам четыре тысячи динаров и двести тысяч дирхемов в знак почтения. А затем сказал о необходимости поддержать Йазида в борьбе против Хусейна(радыйаллаху анх).

После этого первым в Кербелу отправился лишенный веры лицемер Шамар с четырьмя тысячами всадников. Следом за ним выступил и Рикабил Зайд Калабиййи, с ним было две тысячи всадников. За ним последовали Хасйн с четырехтысячной конницей, Масабирул Мазани с тремя тысячами всадников, Насар ибн Харбат с двухтысячной конницей, и все они один за другим прибыли в Кербелу.

На 5-й или 6-й день мухаррама весь этот сброд окружил Хусейна(радыйаллаху анх). Предложив ему выбрать одно из двух, они решительно заявили: «Или присягни Йазиду и следуй за ним, или мы убьем тебя». «Лучше умереть, чем жить, согласившись с вами», — ответил Хусейн (радыйаллаху анх). Они не смогли придти к согласию, обстановка накалилась, и стало ясно, что примирение невозможно и столкновения не избежать.
Внук Расулуллаха (саллаллаху аляйхи ва саллям) Хусейн (радыйаллаху анх)встал и начал речь с восхваления Всевышнего. Затем он обратился к своей родне и сказал, что им делать, если он здесь погибнет. «Пусть меня с ними рассудит Всевышний, а вы возвращайтесь в Мекку», — сказал он. Молодые именем Всевышнего поклялись, что не уйдут, оставив его тут. «Мы все погибнем раньше тебя», — твердо заявили они все вместе.

Неподалеку от лагеря проживало племя Бану Асад. Поздней ночью Ибн Музахир тайно отправился к ним. Он рассказал им, в каком положении находится Хусейн (радыйаллаху анх)и призвал их прийти на помощь. Они вняли призыву и стали готовиться. Но один доносчик отправился к Умару ибн Са’ду и рассказал ему о том, что племя собирается поддержать Хусейна (радыйаллаху анх). Тогда ‘Умар вызвал к себе Азрака ибн Харба и отправил его к племени с четырехтысячной конницей. Темной ночью, когда те шли к Хусейну (радыйаллаху анх),четыре тысячи всадников вышли им навстречу. Произошла стычка, которая переросла в кровопролитную битву. Войско Умара ибн Са’да разгромило племя и лишило Хусейна (радыйаллаху анх)помощи.

Письма Убайдуллаха из Куфы шли к Умару одно за другим, в них он постоянно призывал не допустить ахль аль-байт Расула (саллаллаху аляйхи ва саллям) к водам Евфрата. Он приказывал поступить с ними так, как они якобы поступили с Усманом (радыйаллаху анх), лишив его воды. Заблудший Убайдуллах окончательно ополчился против Хусейна(радыйаллаху анх) и приказал по возможности не давать им даже рыть канавы.

Умар вызвал ‘Амра ибн Хаджаджа, дал ему большой отряд и велел охранять берег реки. Хусейн (радыйаллаху анх)и его люди страдали от жажды из-за отсутствия питьевой воды. Когда беды подступили к ним со всех сторон и положение стало безвыходным, Хусейн(радыйаллаху анх) вызвал брата Аббаса и поручил ему пробиться к Евфрату ночью, когда в войске Умара бин Са’да ослабеет бдительность. Аббас вышел с двадцатью пешими и тридцатью всадниками, прихватив собой двадцать бурдюков. Когда до берега оставалось совсем немного, пред ними встало войско лицемеров. Львы Хусейна (радыйаллаху анх) с помощью Всевышнего набросились на противника и вступили с ним в бой. Одни сражались, а другие наполняли бурдюки, и каждый уложил десятки лицемеров. С полными бурдюками, не потеряв ни одного человека, они все целыми и невредимыми вернулись в лагерь. Хусейну (радыйаллаху анх)и его людям досталась вода Евфрата, а воины, охранявшие Евфрат, остались посрамленными.


Категория: Истории Пророков | Добавил: Zainab (18.01.2013)
Просмотров: 1146 | Теги: Хусейн, Куфа | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]